Как бизнес обходит санкции

Как бизнес обходит санкции

На прошлогоднем Петербургском экономическом форуме бизнесмены с тревогой смотрели в будущее / Д. Абрамов / Ведомости

Год назад одним из главных вопросов, который обсуждали на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) руководители многих российских и ряда приехавших на него зарубежных компаний, были перспективы развития бизнеса после введения санкций Соединенными Штатами и Европейским союзом, которые объявили о визовых ограничениях и заморозке активов ряда российских политиков и компаний. Позднее, в конце июля и в сентябре, Запад ввел секторальные санкции, которые закрыли для крупных российских компаний и банков доступ на рынки капитала, ограничили поставки технологий и оборудования военного и двойного назначения, запретили определенные виды сотрудничества в энергетической сфере.

На стартующем 18 июня Петербургском форуме может быть объявлено о покупке британской ВР у «Роснефти» 20% в проекте по разработке сибирского месторождения Таас-Юрях за $700 млн.

И если санкции США имеют обратную силу (поэтому ExxonMobil пришлось заморозить 9 из 10 проектов с «Роснефтью»), то европейские – нет.

Поэтому европейские власти дали добро Eni и Statoil на продолжение работ в проектах с «Роснефтью», а Shell, сотрудничающая с «Газпром нефтью» в проекте «Салым петролеум», получила согласие Нидерландов на работу и в других российских проектах.

Как выясняется, для работающих в России американских и европейских компаний жизнь в условиях новой нормы оказалась более сносной, пусть и сопряженной с бóльшими рисками и сложностями, чем опасались их руководители год назад. Хотя у банков, по словам их представителей, бизнес практически остановился, этого нельзя сказать о многих компаниях из других секторов.

«Товары и услуги, в теории подпадающие под санкции, в реальности могут и поставляться. Компании, похоже, находят обходные пути. И совершенно очевидно, что [некоторые западные правительства] закрывают на это глаза, – говорит Крис Уифер, основатель Macro-Advisory. – Думаю, основной посыл здесь такой: если не будешь слишком высовываться, все у тебя будет в порядке».

Хотя юристов и специалистов по соблюдению регулирующих и законодательных норм покорежили бы такие слова, подобную позицию разделяют сотрудники отделов продаж многих иностранных компаний в России.

«Есть законные, полузаконные и незаконные способы [обхода санкций], и все они широко распространены», – говорит высокопоставленный сотрудник зарубежной бизнес-ассоциации в Москве.

По словам менеджеров двух иностранных компаний, они теперь перенаправляют экспорт некоторых товаров в Россию через страны, не вводившие санкции: одна – через Турцию, вторая – через Бразилию.

«(Инвесторам) Думайте о своих выгодах и о возможных дивидендах работы в России, не поддавайтесь давлению, шантажу, – идите своим путем, и вы добьетесь успеха, а мы вам будем помогать».

Как рассказал менеджер европейской энергетической компании, некоторые из ее конкурентов теперь иногда выполняют на заводах в третьих странах поступающие из России заказы, которые в противном случае попали бы под ограничение поставок продукции двойного назначения. В частности, по его словам, для этого используются заводы в Китае и Индии.

Один из наиболее популярных обходных путей – создание попавшими под санкции российскими компаниями других компаний для закупки соответствующей продукции на Западе.

Как рассказал работающий в России менеджер по продажам одной французской компании, после того как его компания проинформировала в феврале российскую госкомпанию, которая давно была ее клиентом, что не может поставить ей запрошенное оборудование, вскоре с ней связалась другая российская компания, попросившая ровно о такой же сделке. «Мы ранее никогда не слышали ни о ней, ни о ее акционерах, но они попросили точно такую же продукцию, что и наш предыдущий клиент, они знали спецификацию, цену и с кем нужно об этом разговаривать, – рассказывает менеджер. – Мы провели быструю проверку и выяснили, что ни один акционер из реестра этой компании не входит ни в один черный список. Это все, что мы можем сделать, хотя в общем-то мы можем догадываться, что тут происходит».

По словам юристов, все подобные операции могут привести к проблемам. «Тактика страуса», при которой вы заявляете, что не знали конечного владельца, не работает», – говорит Брайан Зимблер, управляющий партнер американской юридической фирмы Morgan Lewis в Москве.

Иностранным компаниям также бывает сложно убедить своих российских сотрудников не рисковать.

Об этом говорит Доминик Сандерс, партнер британской юридической компании Linklaters в Москве, поясняя: тем сложно понять, что их коллеги – граждане стран ЕС могут быть обвинены в уголовном преступлении.

«Российские сотрудники иностранных компаний читают российские газеты. Они воспринимают заявления, что все это скоро закончится, и решают, что пойдут на этот риск как на любой другой коммерческий риск», – говорит Сандерс.

В отличие от 2014 г., когда Белый дом от лица президента США Барака Обамы призвал американских бизнесменов бойкотировать Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), сегодня запрета на его посещение нет, утверждают чиновники и бизнесмены из США.

По словам одного из дипломатов, власти по-прежнему не поощряют присутствие руководителей американских компаний на форуме, «но если те не спросят [стоит ли им ехать], ничего не будет».

Два топ-менеджера американских компаний, работающих в России, подтвердили, что правительственные чиновники сказали им: если их генеральные директора поедут на форум, «никакого наказания не будет».
ПМЭФ открывается 18 июня.

Согласно предварительному списку, с которым ознакомилась Financial Times, на нем будут председатели советов директоров AT Kearney, Boston Consulting Group, PwC, EY. Также в нем собираются принять участие генеральные директора Royal Dutch Shell, BP, Total, Societe Generale, Metro, Carlsberg и ряда других ведущих европейских транснациональных корпораций.

Правда, некоторые компании сохраняют осторожность. Так, PepsiCo, для которой Россия — второй по величине рынок после США, отправит туда руководителя европейского подразделения, а Telenor пошлет исполнительного вице-президента. На ПМЭФ будет немало представителей компаний из стран Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, в том числе Аргентины, Китая (включая основателя Alibaba Джека Ма), Индии, Ирана, Монголии, Турции, Чада, Ямайки и др.

Разбираться с санкциями компаниям помогают и изменения в регулировании. В энергетическом секторе европейские власти одобрили некоторые проекты, связанные с сотрудничеством европейских компаний с российскими; по словам источника в отрасли, фактически они даже получат возможность работать в Арктике, хотя формально им запрещено помогать российским госкомпаниям добывать там нефть и газ.

Офис по контролю за иностранными активами министерства финансов США, который следит за исполнением санкций, пояснил банкам и экспортерам, что российские компании, попавшие под секторальные санкции, все-таки могут регулярно привлекать кредиты на срок до 30 дней, если каждый раз полностью погашают их в срок. «Фактически это разрешение постоянно давать им кредиты в виде 30-дневных траншей», – говорит Зимблер.

По словам источников в банковской и энергетической отраслях, западные трейдинговые компании пользуются этим разрешением.

«Мы настаиваем, чтобы между этими 30-дневными кредитами всегда был перерыв в 3–5 дней, потому что не хотим, чтобы создавалось впечатление, будто мы следуем только букве, а не духу [санкций], – говорит старший риск-менеджер иностранного банка в Москве. – Но мы знаем, что некоторые нефтетрейдеры это делают».

Санкции запада для бизнеса: Отчаиваться или видеть окно возможностей

Подмосковный предприниматель Павел Спичаков о способах обойти санкции Запада и о помощи государства в деле развития собственной экономики.

НАША СПРАВКА

Павел Спичаков – предприниматель, бизнесмен. Родился в Сочи. Свою трудовую деятельность начинал мальчишкой – подсобным рабочим в строительной бригаде в середине 90-х. А бизнес начинал с создания аптечной сети в Норильске.

Первую собственную производственную компанию «КИТ» запускал во Владимире, уже как продуманный проект по производству медицинских масок в 2010-м году с инвестициями в 20 миллионов рублей. Постепенно, расширяя ассортимент товаров, запустил компанию «Бергус».

Сегодня у него есть промышленные площадки в Московской  и Владимирской областях.

— Павел Валерьевич, время сейчас сложное, трагическое. Но если говорить исключительно о проблемах, которые возникли у бизнеса… Причем я не про финансовые ограничения спрашиваю, а про экспорт продукции с запада. На каких отраслях промышленности в первую очередь скажется закрытие сообщения с ЕС и западные санкции?

— Под ударом в первую очередь все, что связано с электроникой – не бытовой, а промышленной и все, что связано со станкостроением… Многое из простых комплектующих для промышленных линий закупается в Азии, но сложные детали – все это поставляет Европа. Пострадает транспорт: автомобильный, авиационный – эти отрасли будут испытывать самые серьезные проблемы. Но тут и раньше мы были под санкциями. Не все могли купить, особенно что касается продукции двойного назначения.

— То есть, мы и раньше были тут ограничены санкциями? А были альтернативные способы поставок оборудования – в обход санкций?

— Конечно. Весь мир давно придумал массу способов. Они возникли вокруг экономической блокады Ирана и Китая. Условно, фирма из Гонконга покупает нужное на Западе, а потом продает это в Россию.

Даже в моей практике был случай, когда срочно нужна была запчасть, и я ее вез с собой в багаже, как физическое лицо. Так что решения есть, существуют риски, но все возможно.

Тем более, повторюсь, что санкции и ограничения не сейчас начались против России, а задолго до 2014-го года.

— Вам часто приходилось работать с китайскими партнерами. Китай выручит нас в условиях новых санкций?

— Китай выручит. Надо только понимать, что Китай всегда действует исходя из своих интересов. К примеру, в 2008-м ряд китайских банков отказывался работать со Сбербанком, и я не мог банально доллары перевести туда за поставку товаров.

Так что, не все просто. Но там есть огромная база для переориентации на российские закупки запчастей и технологий. И эта база активно развивается. А если мы перейдем на расчеты в юанях, все будет еще проще.

Читайте также:  17 антикризисных акций, которые стоит купить

Платформа для этого давно настроена.

— Хорошо. А что по перспективам наших производств? Есть шансы, что этот кризис позволит возродиться старым предприятиям отечественной промышленности?

— То, что умерло, то умерло. Не всегда компании умирают из-за конкуренции и внешнего давления. Если там архаичные внутренняя организация, технологии, менеджмент – то смерть можно констатировать от старости. Разумеется, в каждом случае надо смотреть отдельно. Но в большинстве случаев надо собирать новое производство. Из чего, из какого оборудования?

То, что сейчас происходит с долларом, дает отечественным производителям очередной шикарный шанс вытеснить из России конкурентов. В том числе и азиатских.

Китай, например, уже давно стал достаточно дорогим по цене на оборудование.  У меня есть производство, где почти все комплектующее сделаны в России. Лишь две позиции мы закупаем в Китае по причине дешевизны.

Но сейчас доллар вырос и теперь российские комплектующие станут доступнее.

Кроме того, российские производители нередко завышали цены из-за отсутствия конкуренции на внутреннем рынке. Их стало больше, предложений стало больше и цены стали конкурентоспособными с азиатскими.

И сейчас мы будем переориентироваться на них. В пандемию мы, кстати, очень сильно переориентировались на отечественное оборудование и комплектующие.

Сами понимаете – были проблемы с международным сообщением.

А вообще тема импортозамещения в России начала внедряться с конца 2000-х годов, и она дала очень хорошие плоды.

Мы давно по возможности заменяем иностранных поставщиков на своих или предусматриваем альтернативные варианты поставок за рубежом. Политика санкционного давления научила бизнес работать с резервом.

А в идеале локализировать производство компонентов на своей площадке – так мы убираем риски и повышаем доходность.

— Для запуска нового производства нужны грамотный менеджмент, инвестиции, кадры, оборудование, сырье… Где у нас самый большой пробел?

— С деньгами в стране все хорошо – денег много. Компетенции у людей тоже очень хорошие. Поверьте, уровень образования у нас выше, чем в Азии – мы тут можем быть лидерами. Ресурсы все есть.

Беда в том, что нас очень мало. Население не так велико, а активного населения еще меньше. А задач стоит очень много. Поэтому кооперация с Китаем нам все равно необходима. Это нормально.

Невозможно все производить.

— А где нам самим кадры брать? Привлекать мигрантов? Возрождать сеть ПТУ?

— Привлечение мигрантов не поможет. Если речь идет о низкоквалифицированном труде, то выход в автоматизации, широком внедрении высоких технологий с минимальным участием людей. Нам надо стать страной инженеров. По этой же причине сеть ПТУ тоже не спасет. Это вчерашний день.

Даже университеты к 2035 году начнут умирать – профессии меняются быстрее, чем готовятся под них учебные программы. За пять лет новая профессия может появиться и исчезнуть! Все профильное образование сегодня уходит в компании.

И вот под это государство может дать компаниям деньги – под внедрение новых технологий и под подготовку кадров для них. Тем, кто сейчас готов замещать импорт и производить что-то новое нужны сейчас целевые инвестиции государства – кредиты под минимальные проценты или без оных.

Это сложно, особенно, когда мы говорим про средний бизнес, но это надо делать.

— Что посоветуете молодым людям, которые, может быть, сегодня находятся в состоянии шока от политических событий?

— Первое, что я посоветую – успокоиться и не предпринимать непродуманных шагов. Второе – надо постоянно учиться. Я сам в этом году пошел учиться в компанию Яндекс – осваиваю тонкости работы в интернете. Учиться надо всю жизнь.  Повышать свои компетенции.

А работать надо идти туда, куда тянет сердце, где вам интересно обретать новые знания и компетенции. Это может быть что угодно: наука, предпринимательство, производство, культура… Все мы разные.

Но если вы лучшим образом самореализуетесь – это будет максимальным благом для нашей страны.

— А у вас самого, как у бизнесмена, есть отчаяние при виде того, что происходит между Россией и Украиной, между Россией и всем остальным миром?

— То, что происходит сейчас на Украине – дай Бог, чтобы это быстрее закончилось. Война там не 24 числа началась. Она там идет восемь лет. Это больно и страшно. Очень хочется, чтобы все было хорошо и с нашими ребятами, и с народом Украины.

А с точки зрения экономики: бизнес всегда живет в состоянии войны и жесткой конкуренции. В любые времена. И он всегда должен быть готов к изменениям. Дальше скорость изменений будет только нарастать.

Как в сказке про Алису: чтобы оставаться на месте надо бежать, а чтобы куда-то прибежать, надо бежать в два раза быстрее.

Когда все стабилизируется, неизбежно возникнут новые экономические связи и новые рынки – нам надо занять свою нишу.

Одна из ключевых причин того, что Запад так остро реагирует на наши действия – борьба за рынок Украины. Экономические интересы превыше всего. Западные чиновники очень часто лоббируют интересы своего бизнеса в других странах. Это для них норма. А мы – дети, только еще начинаем этому учиться.

Поддержка своего экспорта – важнейшее направление работы должно быть для наших дипмиссий! Мне в этом плане очень нравятся посольства Швейцарии. У каждого посла есть KPI – сколько он завел швейцарских компаний на местный рынок за год. Экономика – превыше всего! Да, армия важна. Но и армию надо содержать. С армией у нас сейчас все неплохо – прокачали ее.

А вот экономику нужно прокачивать, особенно огромный у нас потенциал для роста в малом производственном бизнесе, его у нас крохи.

Сейчас как никогда нужна консолидация общества. Как бы больно не было, сейчас своих надо поддерживать. Мы же никому в мире больше не нужны – только друг другу. Даже если мы по-разному думаем.

Как бизнес обходит санкции?

Миллер Александра

На фоне спецоперации на Украине многие зарубежные компании приняли решение о прекращении деятельности на территории РФ и впоследствии покинули рынок. России пришлось искать замену товарам ушедших компаний, но вскоре  отечественный бизнес смог найти пути решения этой проблемы, чтобы в стране вновь появились уже знакомые продукты.

Так, недавно в продаже на маркетплейсах стали доступны «бессрочные лицензии» на иностранное программное обеспечение (ПО). Например, пиратские версии софта Photoshop и AutoCAD.

Конечно, платформы сразу уточнили, что за легальность программ отвечают продавцы, а при возникновении претензий со стороны правообладателей объявления удалят.

Напомним, что разработчики официально сообщили об уходе из РФ еще в марте прошлого года.

Так, бессрочная лицензия на Autodesk AutCAD 2022 обойдется в 2,5 тыс. руб, набор программ Adobe Master Collection 2022 (включающая 23 программы Adobe: Photoshop, After Effects, Premiere Pro и другие) – в 5 тыс. руб. Согласно описанию товаров, продавцы присылают покупателям флеш-накопители с инструкцией для активации софта. Такие объявления можно встретить на Ozon, Wildberries и «Авито».

Как рассказал один из продавцов, компания, в которой он числится, зарегистрирована в Латвии. В связи с этим у него имеется возможность купить корпоративную лицензию на софт Autodesk. По его словам, за 1 тыс. руб покупателю выдается доступ для скачивания копии ПО из-под корпоративного аккаунта продавца.

Эксперты считают, что на данный момент борьба с пиратскими версиями, проникшими в РФ, для западных поставщиков не слишком уж осмысленна, однако вскоре они могут отыскать способ вернуться на рынок с помощью сублицензирования.

Впрочем, это далеко не первый случай, когда средства массовой информации писали об обнаружении некоторого контрафакта на маркетплейсах. И хотя в Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) говорят, что доля подделок на платформах электронной коммерции менее 0,1% по всем позициям, аналитики рынка утверждают обратное.

Петр Марков, основатель системы аналитики маркетплейсов «Анабар», рассказал, что продавцов блокируют, когда наберется огромное количество негативных отзывов.

По сути, каждый может завести на склад маркетплейса товар, загрузить в карточку фото изделия известной марки и выдать контрафакт за оригинал.

Чаще всего подделками оказываются игрушки для детей, одежда и обувь, мелкая потребительская электроника (наушники и зарядки), различные аксессуары, бытовая химия и парфюмерия.

Следует сказать, что 1 марта 2023 года платформы обяжут выполнять все требования к обороту товаров на маркетплейсах и нести ответственность за реализацию контрафакта или продукции без маркировки.

После того, как санкции напрямую затронули отечественный авторынок, особо предприимчивые россияне стали перегонять машины из соседних стран в Россию на продажу. К примеру, в Казахстане машины, предназначенные на отправку, оформляли на юрлиц, чтобы снизить расходы.

Дело в том, что для юрлиц налоговые ставки ниже, чем для физлиц. Затем на авто оформляли СБКТС, и собственником указывали уже физлицо. После чего автомобиль отправлялся в Россию, где утильсбор составлял менее 20 тыс. руб., так как собственником было указано физлицо.

Обычно цены снижали в два раза. Некоторым встречались отдельные случаи, когда люксовые модели в Казахстане имели цену в пять-шесть раз ниже положенной.

Так, Mercedes-Benz Maybach, цена которого в Европе около €230 тыс, мог быть ввезен за $40 тыс. Toyota Highlander стоимостью $44 тыс. оформляли по цене $20 тыс. Впрочем, о схеме достаточно быстро узнали.

Механизмы растаможки и регистрации в ГИБДД ужесточили, и схема фактически прекратила свое существование.

Также встречались на «Авито» объявления о продаже одежды ушедших из России брендов.

Продавцы пытались продавать россиянам через социальные сети одежду иностранных компаний, привозя ее из стран ближнего зарубежья или по индивидуальному заказу покупателя.

Тем не менее уже совсем скоро испанская компания Inditex (Zara, Bershka, Oysho, Pull & Bear, Stradivarius, Massimo Dutti) может вернуться на российский рынок, и люди вновь отправятся за покупками в ТЦ.

Читайте также:  Как обналичить «Пушкинскую карту»

Как российские компании пытаются обходить санкции?

Введенные западными странами санкции создают множество неудобств для бизнеса. Но обойти их при желании можно. Ведь санкции — это юридический документ. А значит, в нем есть лазейки. И российские миллиардеры давно научились их использовать. Способов много:

  1. Переписать собственность на жену, детей, родственников.

  2. Зарегистрировать траст с номинальными акционерами.

  3. Активно использовать офшоры. Обычно популярны иностранные вроде Британских, Виргинских, Каймановых и прочих островов. Но есть и российские «тихие гавани» — острова Октябрьский и Русский.  

Такие «гавани» вместе с профессиональными юристами позволяют формально преодолеть любые санкции.

Обходим «правило 50%»

Оно хорошо известно бенефициарам российских компаний: если какой-то бизнесмен попадает в санкционный список США, то блокируются только те активы, в которых его доля составляет более 50%. Таким образом, уменьшив свою долю в компании, например, до 49,999%, акционер спасет ее от санкций. 

Так поступил Олег Дерипаска. В апреле 2018 года олигарх попал под санкции США, поэтому уменьшил свою долю в En+ Group до 44,95%. Снижение доли Дерипаски в капитале En+ должно было вывести из-под санкций как саму компанию, так и дочернее предприятие — UC Rusal. 

И это сработало. В 2019 года Минфин США согласился снять санкции с компаний

Сейчас это тоже работает?

Поначалу успешный опыт обхода санкций сперва вызвал смешок в Госдуме: «Мы уберем новый пакет санкций в пакет с пакетами». С помощью все того же «правила 50%» санкционные бизнесмены тут же сняли себя с директорских постов и «перестали быть бенефициарами». 

Например, Андрей Мельниченко — бенефициар ЕвроХима и СУЭК. Эти компании выпустили заявления о том, что Мельниченко покинул директорские посты в компаниях и перестал быть их бенефициаром. Он даже переусердствовал: снизил свои доли до 0%

Но эта практика, судя по всему, перестала работать. Хотя с юридической точки зрения все чисто, у компаний все равно возникли проблемы с переводом купонных выплат. Платежи были отправлены 14 и 15 марта, но до инвесторов они до сих пор не дошли, поскольку были заблокированы банком-корреспондентом. 

Другой пример — Дмитрий Пумпянский, который с юридической точки зрения уже перестал быть бенефициаром ТМК. Тем не менее, сегодня Национальное агентство налоговой администрации (ANAF) Румынии заблокировало активы трех компаний группы: TMK Artrom, TMK Assets SRL и TMK Europe GMBH. При этом у последней также имеются еврооблигации. 

Что ждет «Тинькофф Банк» и «Сбер»?

Вчера стало известно о том, что санкционные списки США и Великобритании пополнились новыми именами и названиями компаний. 

Под санкции Великобритании попали:

  • «Альфа-банк»;
  • «Газпромбанк»;
  • РСХБ;
  • «Алроса»;
  • «Совкомфлот»;
  • «Русгидро»;
  • РЖД;
  • «Оборонные инициативы»;
  • «СМП Банк».

Из попавших под ограничения физических лиц наиболее громкими оказались имена главы «Сбера» Германа Грефа и главы «Тинькофф» Олега Тинькова. Оба оказались в санкционном списке Великобритании. Правда, для Тинькова установлены менее жесткие санкции. 

Герман Греф также попал в санкционный список США, причем в самый жесткий из этих списков — SDN. Попадание туда означает, что всем в США запрещено иметь с этой личностью какие-либо дела, а все счета блокируются.

Сам «Сбер» попал в другой список — CAPTA. Это означает, что все американские финансовые институты должны закрыть любые корреспондентские счета Сбера в течение месяца и отклонять любые транзакции с участием банка. 

А вот «Тинькофф Банк» вообще в санкционных пакетах не фигурировал. Кстати, сам Олег Тиньков еще в 2020 году покинул совет директоров, и доля его владения в TCS Group тоже сократилась: с 84 до 35%. Поэтому, по идее, санкции против Тинькова не должны сказаться на деятельности «Тинькофф Банка», однако правила новой реальности предугадать сложно. 

Аналитик Людмила Рокотянская, редактор Никита Марычев.

InvestFuture.ru

Как спастись от санкций и разблокировать активы за границей — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов На эти вопросы эксперты отвечали на конференции Право.ru. Консультанты поделились своими успешными кейсами в санкционной сфере. Одна команда юристов помогла своему доверителю разморозить активы, получив на это лицензию от Минфина Бельгии. Представители другой юрфирмы в Суде ЕС доказали необходимость приостановить действие санкции в отношении их клиента до разбирательства спора по существу. Еще докладчики на мероприятии рассказали о новых юрисдикциях для инвестиций вместо западных стран.

Нынешнее санкционное регулирование определяется судьбой конфликта на Украине, сразу подчеркнул программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев: «Пока параметров его разрешения нет и устойчивых соглашений не просматривается». А опыт Ирана показывает, что западные ограничительные меры — долгосрочный тренд, так просто от них не уйти. Поэтому санкционное давление на Россию продлится дольше, чем боевые действия, прогнозирует докладчик. 

Ситуация в обсуждаемой сфере усложняется тем, что санкционные органы США и ЕС принимают решения кулуарно, в редких случаях объясняя свой выбор, подчеркнул Дмитрий Позин, партнер, генеральный директор Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Рынки капиталов группа Финансовое/Банковское право Профайл компании
Тем не менее он все же перечислил некоторые факторы, повышающие риск внесения в санкционные списки: публичная информация о ведении бизнеса с подсанкционными лицами или в их интересах, близость к высшим политическим кругам РФ. 

С проверкой контрагентов на предмет санкционных рисков поможет искусственный интеллект. Светлана Кирланова из фирмы «Контур» презентовала их программный продукт «Призма», который позволяет проверять компании и присваивать им разные уровни риска. Благодаря такой разработке удастся узнать о связи потенциального контрагента с любым подсанкционным лицом.

Основные санкционные тенденции

В европейской санкционной политике прослеживаются новые отдельные тренды. Про них говорила Наталия Абцешко, руководитель группы международных проектов Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Недвижимость, земля, строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Транспортное право группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Страховое право Профайл компании
По ее словам, сейчас власти ЕС сфокусировались на пресечении обхода санкций. Для этого они хотят создать единый орган, аналогичный американскому OFAC (подразделение Минфина США, занимающееся вопросами финансовой разведки, планированием и применением экономических и торговых санкций). Абцешко добавила, что все чаще можно встретить и примеры возбуждения уголовных дел из-за нарушения санкций. Телеграм-канал The Sanctions Times писал, что в одной только Латвии расследуется 150 уголовных дел по фактам обхода антироссийских санкций.

https://www.youtube.com/watch?v=MiReOCRYWyM\u0026pp=ygUx0JrQsNC6INCx0LjQt9C90LXRgSDQvtCx0YXQvtC00LjRgiDRgdCw0L3QutGG0LjQuA%3D%3D

В конце прошлого года подкомиссия комиссии российского Минфина по контролю за иностранными инвестициями определила четыре критерия, которые нужно соблюсти для покупки российских активов иностранных компаний. Чтобы добиться одобрения властей на такую сделку, нужно:

  • провести независимую оценку стоимости активов; 
  • продать активы по цене не выше 50% от результатов этой оценки; 
  • разбить платеж на один-два года или уплатить добровольный взнос в федеральный бюджет не менее 10% суммы сделки; 
  • установить KPI для новых собственников.

При этом ключевые показатели эффективности устанавливаются не просто так, а с участием курирующих отрасль министерств, пояснила Нато Цхакая, партнер Федеральный рейтинг.

группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Санкционное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг)
: «Проигнорировать их просто так у нового собственника не получится».

Надо учесть, что независимая оценка рыночной стоимости активов должна быть свежей. Нерелевантно приносить оценочный отчет годичной давности.

Нато Цхакая

О практике расторжения договоров из-за санкций рассказывал Евгений Родин, партнер Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Недвижимость, земля, строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Транспортное право группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Страховое право Профайл компании
По его наблюдениям, нередко даже две российские компании не пытаются найти консенсус, если ограничительные меры как-то мешают исполнить определенные договоренности. А суды указывают, что введение санкций — это изменение экономической ситуации и часть предпринимательского риска (определение Верховного суда от 23 мая 2017 года по делу № А39-5782/2015, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 4 сентября 2017 года по делу № А83-7219/2016). Такая трактовка используется, если стороны не указали в соглашении возможность поменять его условия из-за санкций. Родин привел в пример решение 9-го ААС по делу № А40-71640/2022, где контрагенты заранее прописали санкционную оговорку. Благодаря этому апелляция признала введение ограничительных мер форс-мажором, позволяющим менять в одностороннем порядке условия контракта.  

Еще больше трудностей возникает при разрыве отношений с иностранным контрагентом из недружественной юрисдикции. Даже если удастся это сделать, реальные перспективы вернуть свои средства минимальны.

Если та зарубежная компания добросовестно соблюдает санкции, то ей придется заморозить ваши деньги, объяснила Елена Степаненко, партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Санкционное право группа Транспортное право группа Финансовое/Банковское право Профайл компании
Если нет, то тогда можно надеяться на возврат средств.

На практике есть случаи, когда иностранные контрагенты не возвращают деньги по уже расторгнутым соглашениям, ссылаясь на задолженности по другим договорам. В половине случаев они оставят средства у себя, пока вы не погасите те долги.

Читайте также:  Ставки по кредитам станут выше: виноват Центробанк

Елена Степаненко

Успешные кейсы российских юристов в ЕС

Целый триллер развернулся вокруг разблокировки активов, учитываемых европейскими клиринговыми системами Euroclear SA/NV и Clearstream S.A. через НРД. На тонкостях этой процедуры остановилась Татьяна Невеева, партнер Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Банкротство (споры high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Недвижимость, земля, строительство группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право группа Частный капитал 2место По выручке 2место По количеству юристов 8место По выручке на юриста Профайл компании
, которая помогает доверителям разморозить средства в Европе. Один успешный кейс уже есть. В середине марта Минфин Бельгии выдал гражданину РФ, у которого есть ВНЖ в ЕС и счета в европейских банках? лицензию на перевод замороженных активов со счетов Национального расчетного депозитария. Обращение было индивидуальным, а не от брокера, активы разрешили перевести в неподсанкционный депозитарий, подчеркнула Невеева.

https://www.youtube.com/watch?v=MiReOCRYWyM\u0026pp=YAHIAQE%3D

Получение лицензии — наиболее вероятный и практически осуществимый выход из ситуации для большинства инвесторов.

Татьяна Невеева

С коллегой согласился и партнер коллегии адвокатов Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
Антон Демченко.

По его мнению, при обращении к европейским властям инвестору важно детально расписать всю структуру владения и продажи актива, чтобы добиться его разблокировки. Сам Демченко полагает, что не стоит отчаиваться после отказов местных чиновников и нужно идти дальше: обжаловать негативные для инвесторов решения в европейских судах.

Там российские юристы тоже уже успели добиться положительных выводов для своих доверителей. Владимир Мельников, партнер Федеральный рейтинг.

группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Финансовое/Банковское право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Частный капитал
, поделился, как их команде удалось приостановить действия санкций до момента вынесения решения по существу (дело T‑743/22 R Nikita Mazepin v Council). Такое решение — первое за всю историю практики Суда ЕС. По словам Мельникова, в этом процессе важно было доказать, что частный интерес превалирует над публичным. А еще что есть срочная необходимость в принятии таких мер, чтобы избежать непоправимого ущерба для спортивной карьеры заявителя.

Суд в рамках решения об обеспечительных мерах обозначил слабые и сильные позиции сторон по всему делу в целом. Это дает дополнительные возможности сторонам перед разбирательством по существу.

Владимир Мельников

Но главное, что Суд ЕС подтвердил, — де-факто можно получить то решение, о котором раньше говорили лишь в теории, подчеркнул Мельников.

Новые направления

Сейчас российские бизнесмены ищут для своих вложений новые юрисдикции вместо западных. Одна из них — Китай. По словам Игоря Мазилина, управляющего партнера Федеральный рейтинг.
, в последнее время их клиенты все активнее интересуются покупкой активов в этой восточной стране.

Он отметил, что Китай в последние годы активно реформировал законодательство по вопросу иностранных инвестиций. Во время законодательных изменений местные власти убрали требование об одномоментной выплате всего размера уставного капитала. Его теперь можно оплачивать в течение длительного периода времени, по сути это рассрочка.

Порог входа стал ниже, пояснил Мазилин.

Надо учитывать, что покупная цена китайского актива для иностранного инвестора привязана к обязательной независимой оценке. Поэтому люфт для переговоров не очень большой. Сильный дисконт никто не сделает.

Игорm Мазилин

Стоит присмотреться и к странам Ближнего Востока. По словам Андрея Грачева, партнера Федеральный рейтинг.

группа АПК и сельское хозяйство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Фармацевтика и здравоохранение группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Недвижимость, земля, строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании
, этот регион сейчас жаждет инвестиций: «Там в общей сложности более ста специальных экономических зон».

Туда стоит идти с четким бизнес-планом. Основная логика привлечения иностранных капиталов для этих стран — завлечение реальных инвестиций в регион.

Андрей Грачев

Если нет доверия к иностранным юрисдикциям, то есть смысл обратить внимание на российские инструменты, такие как ЗПИФ, специальные административные районы, личные фонды.

Елена Часовских, директор по развитию ООО «УК Портфельные инвестиции», подчеркнула, что ЗПИФ и САРы предоставляют льготы по налогам и другие преференции, сравнимые с использованием классических трастов в западных юрисдикциях

Как бизнесу работать в условиях санкций

Экономические санкции испытывают на прочность отечественный бизнес. Масла в огонь подливают и частные иностранные компании, которые принимают индивидуальные решения уйти с российского рынка. Как вести бизнес в таких условиях, как работают санкционные режимы — в материале.

Как работают санкции

Санкции могут быть приняты в отношении отраслей производства, определённых компаний, конкретных граждан, движимого имущества. Объект санкций вносится в санкционный список. Их ведёт большинство стран и международных организаций. Санкционный список, как правило, состоит из санкционных программ, по наименованию которых можно определить причины наложения санкций.

В силу санкции вступают с момента подписания официального документа и его размещения на официальном сайте. За исполнением санкционного законодательства следят специальные регуляторы. Например:

  • Совет Европейского союза (Council of the European Union);
  • Управление по контролю над иностранными активами при Министерстве финансов США (Office of Foreign Assets Control).

Единые внутренние санкционные списки есть не у всех стран. В некоторых из них санкции могут дополняться отдельными указами главы государства, и чтобы узнать, попал ли контрагент в санкционный список, потребуется изучить такие документы.

Стоить иметь в виду, что списки разных стран могут дублировать друг друга, а название одной и той же компании может быть написано по-разному.

Какие бывают санкции

От вида санкций зависят особенности ограничений. Например:

  • Блокирующие санкции предполагают заморозку активов и запрет любых операций с организациями и физлицами из санкционного списка.
  • Секторальные санкции — распространяются на компании, работающие в определённых секторах экономики и предполагают ограничения в области финансирования, запреты на покупку акций компании для юрлиц и физлиц страны, которая накладывает данные ограничения.

Это два основных вида санкций, последствия от которых приходится переживать российскому бизнесу.

Пострадать могут даже те компании, которые сами в санкционных списках не фигурируют, но частично принадлежат лицам, попавшим под ограничения. Ключевой фактор — размер участия санкционного лица в другой компании.

Подходы Евросоюза и США к размеру участия санкционного лица в другой компании несколько отличаются. Так, блокирующие и секторальные санкции США будут распространяться на компанию, если лицо из санкционного списка владеет ей на 50% и более. Если санкционное лицо владеет компанией мене, чем наполовину, например, 50% минус 1 акция, это уже не повод вводить в отношении последней санкции.

Секторальные санкции Евросоюза применяются к компаниям, принадлежащим подсанкционным лицам более чем на 50%, подконтрольным им или компаниям, принадлежащим данным лицам более чем на 50%.

Под контролем здесь следует понимать действие от имени или по прямому указанию лица. При применении блокировочных санкций понятие контроля расширяется.

Достаточно будет факта доминирующего влияния одной компании на другую в силу договора.

Обратите внимание, что учитывается сумма всех долей, принадлежащих подсанкционным лицам. Например, если одному из них принадлежит 40%, а другому 15%, компания рискует попасть в санкционный список.

Что значит для компании введение санкций

Сложности для бизнеса возникают при работе с международным рынком. Активы замораживаются, ограничиваются возможности для расчётов в иностранной валюте, компания не может продавать товары зарубежным партнёрам и приобретать импортную продукцию. Гражданам и организациям страны, которая ввела ограничения, запрещается работать с компаниями из санкционного списка.

Оказавшиеся под блокирующими санкциями российские банки не могут проводить транзакции в иностранной валюте, а их счета в иностранных банках-корреспондентах заморожены. Такая ситуация делает невозможной отправку платежей клиентов за границу. Для расчёта с иностранными контрагентами в долларах или евро потребуется найти другие банки, не подпавшие под санкции.

Чего опасаются иностранные контрагенты

Иностранные компании опасаются вторичных санкций США, которые могут коснуться любой компании, которая попытается обойти ограничения или поспособствует заключению сделки в интересах подсанкционных лиц.

Если российская компания имеет зарубежные филиалы, торгует импортными товарами, ведёт расчёты в валюте, ей придётся соблюдать санкционное законодательство.

Риски возникают, когда российская компания сотрудничает с компанией из санкционного списка.

Иностранный контрагент может расторгнуть контракт, дабы не получить штраф от регулятора, который, в свою очередь, может расценить, что российский партнёр может действовать в пользу санкционного лица.

Сам иностранный контрагент, чтобы минимизировать собственные риски, может инициировать аудит. Поводом отказать в деловом партнёрстве могут послужить любые операции с санкционным лицом: госзакупки, тендеры и т.п.

Таким образом, российским компаниям фактически нужно выбрать, сотрудничать с иностранными компаниями или отдать предпочтение отечественным партнёрам, включённым в санкционные списки иностранными государствами.

Как работать в условии санкций

Вести любую коммерческую деятельность запрещают лишь блокирующие санкции, работать с компанией, находящейся под секторальными санкциями, допускается, но если контракт не затрагивает сектор экономики, на который были наложены ограничения.

Если компания подпала под санкции, но ей нужно выполнить обязательства по текущим договорам, нужно получить специальное разрешение, например, лицензию OFAC,

Для этого нужно представить комиссии Office of Foreign Assets Control пакет документов о деятельности компании и выполнить все её предписания. Кроме этого, нужно построить эффективный санкционный комплаенс и исправить выявленные недочёты. После получения лицензии следует соблюдать все указанные в ней ограничения.

Стоит отметить, что на операции внутри России попадание компании в санкционные списки иностранных государств никак не отражается.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector