Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Прошла новогодняя ночь, все главные желания загаданы, отгремели салюты, подарки вручены и распакованы… А в холодильнике, как напоминание о празднике, остались недоеденные салаты, почти свежая нарезка и еще много всякой вкусной всячины, которой уже не хочется. Что со всем этим делать, если есть уже не хочется, а выбрасывать – жалко?

Отдай другим

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Самый разумный способ, это отдать еду тем, кто в ней нуждается. Движение фудшеринга (от английского food share – поделиться едой) набирает обороты и в Беларуси. Поищите в социальных сетях региональные группы, где можно предложить свою еду. Скорее всего, поисковик отзовется на запрос «фудшеринг» или «отдам еду даром». К вам приедут, заберут ненужную еду и еще спасибо скажут! Правило только одно: вы должны быть твердо уверены, что еда не испортилась.

Спасительный холод

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Если вы готовы съесть то, что осталось после новогоднего стола, но сейчас не в силах это сделать, то часть продуктов можно заморозить. К оливье это не относится, а вот нарезка, мясные блюда и сыры вполне переживут заморозку и потом пригодятся в омлете или домашней пицце. Даже холодец на вас не обидится после визита в морозилку, в которой он благополучно дождется своего времени. Кстати, вы когда-нибудь пробовали сварить суп, основой для которого стал холодец? К слову, о супах: оставшиеся свежие овощи вполне можно пустить на суп-пюре.

Три корочки хлеба

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Часто после застолий остается много нарезанного хлеба. Полежав на столе, он уже не слишком привлекательный, съесть его не представляется возможным, а выбрасывать – жалко. Сделайте из него сухарики или пустите на панировку для будущих блюд. Или сходите покормить птиц в ближайший парк. Пернатые точно будут довольны, хоть хлеб и прошлогодний.

Раздели с другом

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года? Есть и еще один способ пристроить всю эту еду. Пригласите гостей! Они вам помогут осилить все эти вкусности. Застольная беседа так и располагает пожевать что-нибудь. А если гости будут не слишком голодны, то всегда можно применить проверенную бабушкину стратегию и выдать всем гостям ссобойку. Но помните, что это запрещенный прием!

Съесть нельзя выбросить: петербургские рестораны распродают блюда «второй свежести»

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?

Про голодающих детей в Африке слышал, наверно, каждый. Но нашлись те, кто нашел проблему и ближе — в Петербурге. Не секрет, что рестораны выбрасывают нереализованную еду, поэтому в Северной столице запускают новое приложение, которое поможет и общепиту избавиться от убытков, и страждущим — утолить голод. Платформа предоставляет заведениям возможность продать уже приготовленные, но не проданные блюда, со скидкой, чтобы их не выбрасывать. Разработчики призывают «спасать» еду от участи оказаться в мусорном ведре. Решит ли новое приложение проблему голода или станет платформой для промоакций ресторанов разбирался 78.ru.

По-крестьянски: не выбрасывать еду

Сервис еще не запустился, но у него уже немало партнеров, и разработчики предлагают присоединиться остальным рестораторам Петербурга. Им сулят заработок на «продуктах, которые вы обычно выбрасываете». Оказывается, таких немало.

У начинающих бизнесменов общепита может быть до 30% невостребованных блюд, еще 10% закладывают на ошибки. Новичков подкупает и то, что платформа может привлечь новых клиентов. Есть и другая сторона вопроса — этическая.

Борьба с проблемой голода, улучшение жизни на земле и спасение планеты, — всем этим тоже заманивают к сотрудничеству. Но главным образом рестораторов, конечно, заботит сторона коммерческая. Если и не заработать на непроданном, то хотя бы не уйти в минус.

Надеются на то, что человек, который купится на большую скидку, будет не слишком привередлив к, допустим, внешнему виду.

— Я как крестьянин, сын крестьянина, который вырос в деревне, я не могу выращенный продукт выбросить, я буду из него делать все. В деревне вообще нет такого, чтобы взять в мусорку и что-то выбросить. Скотина съедает, куда-то закапывается, удобрение и так далее. Поэтому это приложение — это шаг очень положительный. Мы бы очень хотели популяризировать этот сервис, — считает партнер сервис ресторатор и шеф-повар Александр Овсянников.Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года?Александр Овсянников/ личная страница Александра Овсянникова в vk.com

Он также добавил, что на старте они пытались распродавать некупленное сами. За 10 минут до конца рабочего дня объявлялась 50% скидка на манты. И к этому времени выстраивалась очередь, было много недовольных тем, что им не хватило уцененной еды или досталось в недостаточном количестве. А сервис помогает решить проблему — общаться с недовольным клиентом не придется.

Невостребованная еда — ошибка повара

Правда, не все рестораторы отнеслись к сервису с таким воодушевлением. Старожилы этого бизнеса уверены, что хорошему заведению такие платформы ни к чему. При отлаженном производственном процессе отходов бывает минимум.

К тому же все блюда готовятся под заказ и если какое-то осталось, то это вызывает сомнение: почему от него отказались, сколько оно простояло, может быть, кто-то его не доел. Если же невостребованных блюд действительно много, то это ошибки шеф-повара. Тогда надо или его менять, или просто закрывать заведение. Такая же ситуация и с продуктами, у которых подходит срок годности.

При высокой проходимости — хороший оборот продуктов. Кроме того, современные способы, шоковая заморозка и вакуумизация, позволяют увеличить срок хранения заготовок до трех недель.

— Продавать всегда выгодно, только не понятно, что. Как это? Например, мне говорят, что есть из какого-то ресторана сибас невостребованный или тунец, мы можем привести вам по бросовой цене, он уже приготовлен. И возникает вопрос, когда его приготовили и для кого? Так не делает даже «Макдональдс». Откуда возьмется такая еда? Возможно, еще в столовых невостребованная есть, но не в ресторанах. Фаст фуд? Ну это на то и быстрое питание, чтобы под заказ. Как оно может быть не востребовано. Этот сервис вызывает очень много вопросов, — считает ресторатор Леонид Гарбар.Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года? pxhere.com

Он не исключает также, что платформа задумана все же не для того, чтобы распродавать еду на выброс, а для стимуляции продаж. Есть предложение со скидкой, которое может привлечь клиента. Но, по опыту ресторатора, для этого не нужны специальные платформы. Акции можно объявлять прямо в заведении. Например, счастливые часы или блюдо дня.

От 50 и больше

Сомневаются в новом сервисе и надзорные органы. Согласно требованиям СанПиН, готовые горячие блюда хранятся не более трех часов, холодные — и того меньше, до часа.

Причем содержать их это время нужно в определенных условиях: на мармите и в охлаждаемой витрине соответственно. После — блюдо превращается в пищевые отходы и подлежит утилизации. Отследить сроки просто. Каждое готовое блюдо должно заноситься в бракеражный журнал.

К тому же, согласно санитарным правилам, продукция общественного питания готовится партиями по мере ее спроса и реализации.

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года? pxhere.com— Что значит, что блюдо остается? Это значит, что истекло положенное время хранение и фактически оно просрочено. Есть угроза употребления несвежей пищи. Последствия могут быть разными: от тяжелого отравления и расстройств до причинения вреда здоровья. Пока на сайте этом предлагаются вторые блюда, пирожные. Если продукты будут реализовываться в установленные СанПиНом временем — пожалуйста. Если нет, тут могут быть разные штрафы в зависимости от применяемой статьи: от 50 тысяч рублей до серьезных санкций, — прокомментировала начальник отдела надзора за продукцией в обороте управления Роспотребнадзора по Петербургу Инна Соколовская.

Дарья Лымарева

Топ-10 «новогодних» продуктов, которые остаются после праздника – как сохранить вкусные излишки – Учительская газета

Тема новогоднего стола требует изучения. Доказано, что из года в год среднестатистический житель каждой страны тратит немало денег на продукты, которые попадают в категорию лишних, а после праздника «летят» в мусорные ведра. Что говорят по этому поводу эксперты?

Как много читатели Финтолка выбрасывают еды после Нового года? pixabay.com

Тема закупок продовольствия перед Новым годом, когда корзины заполняют невероятным количеством вкусных и далеко не дешевых продуктов, которые остаются не у дел, подверглась изучению аналитиков.

Эксперты Некоммерческой потребительской организации Великобритании Which? провели исследование, в ходе которого им удалось выяснить, какие новогодние изыски чаще всего остаются после праздника.

Участниками опроса стали 1362 британца, рассказавшие, какие продукты и блюда они были вынуждены выбросить или доедать через силу после рождественских застолий. Некоторые изделия, как отмечают специалисты портала Роскачество, являются исконно английскими, но в целом перечень продовольственных товаров сопоставим с тем, что попадает в предновогоднюю продуктовую корзину россиян.

  • Сыр – 20%
  • Печенье – 14%
  • Шоколад – 13%
  • Алкоголь – 11%
  • Овощи – 11%
  • Классический английский пирог с начинкой из сухофруктов и орехов – 10%
  • Рождественский пудинг – 9%
  • Сливки – 9%
  • Индейка – 8%
  • Сухарики – 7%

Некоторые продукты, например, печенье, сухарики или шоколад, могут полежать. Опасенье вызывает всего один фактор – возможное переедание в будущем.

Остаются на столах алкогольные напитки. Как правило, это пиво, вино, ликеры. Опасность – та же, что и в случае со сладостями и мучными изделиями. Они могут спровоцировать продолжение «банкета», хотя после праздника желательно прийти в себя, привести в норму организм, используя при этом совсем другие способы.

Часто на столах остаются недоеденными салаты из свежих фруктов и овощей, особенно если в роли их конкурентов выступают оливье и селедка под шубой. Эксперты Which? советуют не спешить выбрасывать фруктово-овощные излишки. Из них можно приготовить суп-пюре, смузи или витаминный коктейль. В крайнем случае, заморозить с целью дальнейшего применения.

Ранее сетевое издание «Учительская газета» рассказало о замечательном правиле «80/20», которое придумала двукратная чемпионка по бодифитнесу Юлия Ушакова. Еще больше новостей на подобные темы в постоянной рубрике Про питание UG.RU .

Эксперимент: как я неделю питалась выброшенной едой

Фуд-активистка Ася Сеничева организует в Петербурге лекции о том, как то, что мы едим, влияет на людей, экологию и общество.

Чтобы обратить внимание на проблему нерационального использования ресурсов, она решила поставить эксперимент и семь дней питалась только тем, что кто-то уже выбросил: завтраки, обеды и ужины она готовила из завалявшихся у друзей или найденных на помойке продуктов.

Нам девушка рассказала, как справилась с челленджем и не только ни разу не отравилась, но и накормила спасенной едой всех соседей.

Читайте также:  Финансовые пирамиды - как спасти свои деньги

Я занимаюсь фуд-активизмом с 2017 года. Вместе с единомышленниками из проекта «Еда спасет мир» я организую кейтеринг для дружественных культурных и социальных мероприятий из спасенной еды.

Мы забираем списанный хлеб из пекарен, просроченные, но съедобные варенья и консервы у друзей, готовим супы, компоты и паштеты из «некрасивых» овощей и фруктов. Также я курирую лекторий о еде и обществе Food Talks.

Я приглашаю поваров, журналистов, активистов, социологов, чтобы публично поговорить о том, как все циклы производства отражаются на экологии, как продукты попадают к нам на столы, как культура и социальные нормы в разных обществах влияют на восприятие и потребление пищи.

Кто и почему выбрасывает еду

От 30 до 40 процентов всей произведенной в мире еды оказывается на помойке.

Выкидывают ее на всех этапах производства: фермеры избавляются от выращенного, потому что магазины хотят видеть на своих полках только ровные огурцы и идеально круглые яблоки, что-то портится из-за неправильных условий транспортировки, в супермаркетах повреждается упаковка или продукты теряют товарный вид. Наконец, потребители обычно не планируют покупки и берут больше, чем могут съесть.

Самый распространенный аргумент против выбрасывания: огромное количество нуждающихся и голодающих. С этим не поспоришь: более разумное распределение могло бы стать решением проблемы. Но есть и другие причины.

 Вместе с едой в мусорном баке оказываются ресурсы, которые ушли на ее производство: леса, которые срубили под сельскохозяйственные нужды, вода, электроэнергия, человеческий труд.

Кроме того, органические отходы на свалках при гниении выделяют метан, который вызывает парниковый эффект еще сильнее, чем углекислый газ. Выбрасывая, мы вредим природе и в конечном счете самим себе. 

Чтобы исследовать, что выбрасывают в Петербурге, и на своем примере показать, что многое из этого пригодно в пищу, я предложила своему другу эксперимент: неделю есть только те продукты, которые кто-то выкинул.

Мы определили три источника питания на время челленджа: еда из домов наших знакомых, от которой они собираются избавиться; пекарни, которые часто по вечерам отдают хлеб и другие мучные изделия; продукты с помойки рядом с домом. Решили, что будем есть все, что кажется на вид и вкус пригодным, но обязательно мыть с мылом, а то, что вызывает сомнения — подвергать термической обработке.

После постов в социальных сетях многие откликнулись и передали нам то, что давно стояло на полках: соленья, замороженные овощи, котлеты и морепродукты, старые варенья, чай, специи. С пекарней «Коржов» мы договорились через знакомых из «Фудшеринга» — сообщества по обмену едой.

С помойкой было сложнее: нужно было узнать, кто, сколько и куда выбрасывает. Тут важно понимать, что мы не искали надкусанные бутерброды и недоеденные обеды, не рылись в пакетах обычных людей. Нас интересовало то, от чего избавляются магазины.

Списанные из супермаркетов товары отличить легко: обычно это большое количество однотипных продуктов. Например, за один раз мы находили несколько пакетов с виноградом или хлебом общим весом килограммов 50.

Мы обнаружили, что «Пятерочка» неподалеку каждый день выносит большие партии просрочки, и решили, что будем ходить туда.

У мусора нас ждала спонтанная встреча соседского сообщества: мы познакомились с двумя женщинами, которые также пришли спасать еду, и, как выяснилось, не в первый раз.

Ирина — художница, у нее своя студия в Коломне, а Наталья живет в том же дворе и работает в Мариинском театре. Они часто приходят сюда: у одной есть родственники с хозяйством за городом, она отправляет продукты на корм животным.

Хотя они были ощутимо старше нас, мы пообщались и обменялись контактами, обрадовавшись, что фуд-активистами могут быть и самые обычные горожане.

Накануне мы сходили на примеченную помойку и нашли там помидоры, перцы, яблоки, персики, груши, молоко, творог, бананы и муку. Овощи и фрукты были в нормальном состоянии, а срок годности молока и творога истекал в тот же день — 31 июля. Опытным путем выяснили, что цифры на упаковке — очень условная вещь, потому что обычно продукты можно есть еще минимум 3-4 дня.

Тогда я впервые оценила масштабы проблемы: каждый вечер у магазина выбрасывали по десять пакетов, каждый из которых весил около 20 кг. Это примерно тонна в неделю — только из одного супермаркета.

На завтрак в тот день была каша из завалявшихся дома хлопьев и помоечного молока, плюс кофе, который мне отдала знакомая, потому что он ей пришелся не по вкусу.

Надо было подготовиться к рабочему дню в офисе и приготовить обед: сварила гречу, к ней пожарила кабачки, помидоры и перцы из мусора. На десерт — фруктовый салат из персиков и груш с лимонным соком и корицей.

Фрукты, как ни странно, были гораздо слаще и мягче, чем те, что я покупала до этого в магазинах и на рынках.

В офисе было сложно, потому что хотелось есть, но купить ничего было нельзя, времени до конца рабочего дня оставалось много, а контейнер пустел. Коллеги отреагировали с интересом и прозвали мою еду «ссобойка с помойки».

Когда пришла домой, хотелось быстро утолить голод, и я сообразила сделать оладьи — без яиц, так как их мы не нашли. Смешала банан, молоко, муку, сахар, соль, корицу, в качестве топпинга подошло отданное друзьями варенье.

Самое приятное за этот день: хлеб и маффины с шоколадом, которые нам отдали в «Коржове». Буханок было так много, что я раздавала их коллегам и соседям.

На помойке же ждало разочарование: прождав полтора часа, мы ушли ни с чем. Но зато продолжили знакомиться с местным сообществом. Помимо творческой интеллигенции за продуктами сюда ходят действительно нуждающиеся: Наташа работает дворником, и зарплату ей не платят уже второй месяц.

Добывать еду из мусора оказалось целым квестом: нужно вычислить время, в которое магазин обычно выносит пакеты, брать с собой перчатки и лестницу, при этом нужно быть готовым долго прождать без толка.

Чтобы вечер не прошел зря, мы решили походить по небольшим ларькам и поспрашивать, нет ли у них продуктов, от которых они планируют избавиться. Продавцы реагировали агрессивно: отвечали отказом, игнорировали вопросы, прятали взгляды. Я уверена, что выбрасывают абсолютно все магазины, но говорить об этом стыдно — все понимают, что это плохо и для имиджа, и для общества в целом.

3 день

Нас ждало вознаграждение за вчерашние скитания.

Моя родственница надолго уезжала за границу и ей нужно было куда-то деть оставшиеся продукты, поэтому я ушла от нее с большими пакетами, в которых было сливочное и растительное масло, мороженое, шоколадные конфеты, крабовые палочки, семга, пирожные, остатки пирогов.

Так мы открыли еще один источник выбрасывания: люди, которые переезжают или отправляются в путешествия. Так что в следующий раз перед поездкой я устрою прощальный ужин для друзей — чтобы доесть или раздать остатки. С помойкой снова не повезло: позвонила Ирина и сказала, что еду привезли в 18 и уже всю разобрали.

4 день

Я поехала на дачу к подруге за город. Если на работе у всех всегда свой обед, то в гостях объяснять про эксперимент и отказываться от угощений было сложно. Плюс я уезжала на весь день и надо было взять с собой много еды.

Уже на месте нашла еще один интересный выход: в семье есть годовалая девочка, которая ела совсем чуть-чуть и теряла интерес к блюдам, а остатки отдали мне. Кто-то из взрослых не справился с куском «Наполеона», так что был у меня и десерт.

Еще я собрала свежих ягод: смородину, крыжовник, малину.

Под конец дня про меня все шутили: не хочешь что-то доедать, отдай Асе, она будет рада.

Здесь я впервые вышла за пределы своей тусовки: если соседи и коллеги понимали суть челленджа и с интересом расспрашивали меня, то тут были знакомые, которые мало знали про активизм и по-доброму, но скептически относились к такого рода экспериментам. Вечером меня ждал вкусный ужин из курицы и макарон: соседи наготовили себе слишком много и не смогли все доесть.

Поехали за город на день рождения. Я захватила с собой вчерашнюю курицу с макаронами, сделала бутерброд из помоечного хлеба, огурцов и красной рыбы, которую отдала родственница. Еще приготовила смузи из найденных в мусоре бананов и собранной черной смородины и взяла свежих ягод.

На мою сториз ответила подруга, которая была готова отдать нам очередную порцию домашних залежей.

Прямо на вечеринку она привезла два пакета деликатесов: оливковое масло, сушеные помидоры, кокосовое молоко, кунжут, варенье и, что нас очень порадовало, наливка из красной смородины.

Все это, по ее словам, ее родители купили из любопытства, а потом не стали есть, потому что продукты оказались слишком экзотичными.

На пикнике поняла, что когда готовишь еду дома и берешь с собой, производишь гораздо меньше мусора. Обычно в таких случаях я покупаю в магазине напитки, хлеб, сладкое, фрукты, от всего этого остаются упаковки. А в этот раз у меня были только многоразовые контейнер и бутылка.

Читайте также:  Что такое криптовалюта Cardano

6 день

Удачный улов на помойке: хлеб, персики и помидоры. Забрали все, так как решили организовать ужин для друзей и соседей прямо во дворе: чтобы все доесть и отпраздновать окончание эксперимента.

Мы повесили в парадной объявление и пригласили всех жителей дома присоединиться.

Долго думали, как лучше назвать вейстфуд по-русски, чтоб было понятно и не отпугивало — решили остановиться на «спасенной еде».

Пакет с хлебом из контейнера был гигантским: мы не смогли стащить его с высокого пухто, поэтому спускали вниз по пачке и то, что нам было не нужно, складывали в ящики рядом, чтобы их мог забрать кто-то еще.

Это был один из самых запоминающихся моментов эксперимента: буханки, кажется, не заканчивались целую вечность. Еще здесь лежали десятки упаковок куриного филе: когда животных убивают, чтобы даже не съесть, а просто выбросить — это абсурдно.

Все злые комментарии о том, что копаться в помойках опасно и противно, забылись: опасно и противно — это когда столько еды оказывается в мусорном баке.

Под конец эксперимента поняла, что устала физически: я не привыкла готовить себе завтраки, обеды и ужины, обычно дома ем только утром. А тут надо было постоянно стоять у плиты и выдумывать блюда из того, что есть.

Походы на помойку отнимали силы: нужно было искать нормальные продукты, доставать тяжелые пакеты, тащить все это домой, долго и тщательно мыть. Финальный ужин удался: пришли человек 20, мы активно рассказывали про эксперимент.

Сначала люди смотрели на угощения с опаской, но потом попробовали и сказали, что давно так вкусно не ели.

Реакция и выводы

Люди реагировали на мой челлендж по-разному: кто-то говорил, что семь дней — это слишком мало, а питаться так можно и несколько месяцев. Кто-то шутил про Боткинскую больницу и советовал заранее записаться к гастроэнтерологу. Папа несколько раз переспросил, правда ли я роюсь в настоящих помойках или в каких-то особенных.

В итоге все прошло хорошо, и все, кто ел нашу спасенную еду, отлично себя чувствуют. Я развила фантазию и научилась готовить из того, что есть под рукой.

Многие друзья и знакомые вообще впервые задумались о проблеме и начали этим интересоваться. Еще я неплохо сэкономила: в неделю в кафе и супермаркетах я оставляю тысяч пять.

Мы неплохо повеселились: у нас просыпался азарт, мы радовались, когда удавалось найти что-то стоящее.

Думаю, что через какое-то время я могла бы повторить эксперимент: питаться так не неделю, а, например, месяц. Я бы хотела создать систему спасения еды: например, ее можно передавать благотворительным организациям или запустить приложение, в котором люди могли бы видеть, какие заведения и магазины собираются выбросить товары.

https://www.youtube.com/watch?v=cNRAgdANIFc\u0026pp=ygVz0JrQsNC6INC80L3QvtCz0L4g0YfQuNGC0LDRgtC10LvQuCDQpNC40L3RgtC-0LvQutCwINCy0YvQsdGA0LDRgdGL0LLQsNGO0YIg0LXQtNGLINC_0L7RgdC70LUg0J3QvtCy0L7Qs9C-INCz0L7QtNCwPw%3D%3D

Копаться в помойке для многих — это экстремальное приключение, на которое они не готовы пойти и которое ассоциируется с маргинальным образом жизни.

Но делать это необязательно: будет хорошо, если больше людей начнут обмениваться с друзьями, отдавать продукты перед отъездом, готовить варенья и соусы из того, что немного подпортилось, планировать покупки заранее и забирать недоеденные ими блюда из ресторанов.

Что делать с оставшимися после Нового года продуктами

© РИА «ФедералПресс»

Главный совет экспертов – заранее рассчитывать количество гостей и еды, которую они могут съесть, а готовить с небольшим запасом, чтобы оставалось совсем немного. Кроме того, остатками со стола стоит поделиться с гостями, чтобы тазик оливье не пропал зря, передает РИАМО.

Если все-таки салаты и блюда съесть и раздать не удалось, то употреблять их целую неделю нельзя, потому что они портятся быстро. Так, заправленные майонезом салаты приходят в негодность уже на следующий день.

«Запеченная птица или мясо хранятся в холодильнике до двух суток. Лучше переносят многочисленные разогревания курица и буженина, а утка и баранина практически полностью теряют вкус», – сообщил шеф-повар бренда здорового питания How to Eat Никита Ножкин.

Холодец и заливное также следует употребить за 12 часов, потому что позже в них начнут размножаться бактерии. Чтобы эти продукты могли храниться немного дольше, можно переложить их в чистую посуду, закрыть крышкой и убрать в холодильник. Икру и оставшиеся консервы также лучше переложить в банку, чтобы они не окислялись.

Эксперты также отмечают, что хороший способ сохранить оставшиеся овощи, фрукты, колбасы – заморозить их.

Потом замороженные овощи можно использовать для супов, пирогов и других блюд. А из фруктов, например, варить компот или делать смузи.

Если заморозить не получается, то можно сделать из фруктов какой-нибудь десерт сразу. Например, молочный коктейль, фруктовый пирог или кекс.

«Цитрусовые же можно положить в чай, а если осталось много нарезанных ломтиков, то пересыпьте их с сахаром в банку: будет и вкусный десерт, и сок. Корки удобно нарезать в масло, уксус или алкоголь», – отметил шеф-повар Сергей Черняев.

Из остатков мясной нарезки может получиться солянка. Можно использовать их и как начинку для блинчиков.

Из оставшихся продуктов также можно собрать салат. Здесь даже не нужен рецепт – смешивать можно все что угодно, лишь бы для самого «повара» сочетание было приемлемым и он был готов съесть те или иные продукты вместе.

Продукты можно смешать, завернуть в лаваш, поджарить и получить необычный бутерброд.

Еда на выживание: почему мы столько едим в новогоднюю ночь?

4 023

Даже те, кто в обычное время не производит впечатление фанатов кулинарии и гастрономии, в новогодние праздники поддается этому соблазну под названием «Еда на выживание». Мы попадаем под воздействие массового гипнопсихоза и вместе со всеми катим тележку с будущими оливье, холодцом и сельдью под шубой.

Обращали ли вы внимание, сколько готовится еды на новогодний стол? Объемы продуктов и блюд в разы превышают ежедневный рацион. Казалось бы, и количество гостей примерно то же, и вкусы не изменились. Но почему-то салат измеряется тазиками, а алкоголь — ящиками. Что для нас символизируют эти материализованные рецепты из поваренной книги нескольких поколений?

Таинство, создающее поле семьи

Новогодние праздники стали культурным феноменом. Даже самые стойкие поддаются соблазну пуститься во все тяжкие, забывая про фитнес и правильное питание. Дело не в силе воли. А в том, что новогоднее застолье давно обрело сакральную нагрузку.

«Как встретишь Новый год, так его и проведешь», — обещает народная примета. И мы вроде понимаем, что наш будущий год не зависит от новогодней ночи, но все равно стараемся подготовить и провести ее так, чтобы потом «не было мучительно больно».

Пусть изобильным будет и стол, и весь следующий год.

https://www.youtube.com/watch?v=cNRAgdANIFc\u0026pp=YAHIAQE%3D

Ежегодные ритуалы помогают нам структурировать жизнь, придают ей упорядоченность, предсказуемость. Ночь с 31 декабря на 1 января обретает особый смысл: она как будто обнуляет все, что было неприятного и болезненного, и аккумулирует все, что было ценного и важного за 12 месяцев. Разве это не повод для радости и пиршества?

Но у этой традиции есть и другой, скрытый мотив. Новогодние блюда стали для нас аналогом древних жертвоприношений, а семейное застолье в Новый год — это не что иное, как легитимное таинство, священнодействие, символ единения семьи во имя определенной цели.

Как будто кто-то заставляет нас возвращаться в прошлое, наступать на больные мозоли и играть по старым правилам

Когда члены семьи собираются вместе, формируется так называемое психологическое поле. Оно пропитано семейным бессознательным, заряженным тем сильнее, чем больше тайн, секретов, невыраженных чувств и конфликтов «зашито» в конкретной семейной системе.

У семейного бессознательного нет срока давности. Неважно, сколько лет прошло с момента последней горячей ссоры или яркого события, не прожитого и не принятого до конца, — реакции членов семьи по-прежнему остры.

Похожие процессы происходят и в старой компании друзей, которая из года в год отмечает праздники. Люди, собравшись вместе, начинают вести себя странно с точки зрения стороннего наблюдателя.

Взрослые дети в присутствии своих родителей превращаются в капризных маленьких узурпаторов, пожилые родственники наставляют молодых, братья и сестры припоминают друг другу обиды и стычки двадцатилетней давности, подруги с горячностью включаются в старые споры, маленькие дети затихают или, наоборот, начинают бесноваться…

Как будто кто-то заставляет нас возвращаться в прошлое, наступать на больные мозоли и играть по старым правилам. Или вовсе вытаскивает на свет Божий тщательно скрываемые секреты.

Известный семейный терапевт Мюррей Боуэн, исследовавший бессознательное поле семьи, описывает в книге историю.

Ежегодно он летал на День Благодарения в родной город, куда съезжались все его американские родственники.

Перед приземлением он всякий раз ощущал, будто невидимый туман окутывает его сознание и он превращается из взрослого мужчины и маститого психотерапевта в непутевого и беспомощного мальчика.

Справиться с мощным влиянием поля сложно. Но иногда именно на таких торжествах члены семьи, от которых ждут их обычной роли, заявляют о себе по-новому. Это хорошо показано в фильме «Чисто английское убийство», где герой Алексея Баталова, доктор, в рождественскую ночь раскрывает много тайн в доме старого лорда, из-за чего семейное поле электризуется до предела.

Иногда людям трудно говорить друг с другом, даже если формально они близкие и родные. И тогда на помощь приходит стол, а на еду возлагается миссия посредничества.

«Во время священнодействия — новогоднего пира — еда становится буфером, защитным ограждением, способным отвлечь от неудобных переживаний и неловких пауз», — поясняет Эв Хазина.

Читайте также:  Когда откроется «Макдоналдс» в России под новой вывеской

Каждый из нас вспомнит, как активно гости включаются в процесс раскладывания блюд. «Вам налить красного вина или белого?», «Какой салат вам положить?», «Очень вкусно! Скажите, как вы это готовили?».

И хозяйка начинает тут же, чуть ли не под бой курантов, перечислять ингредиенты, которые, конечно же, никто не вспомнит даже через час. Но пауза заполнена, неловкость момента снята.

Чем меньше готовы сказать друг другу собравшиеся, тем плотнее уставлен тарелками и салатниками стол

Чем больше недосказанности в отношениях, тем стандартнее, «ригиднее» набор блюд.

В семьях, где накопился огромный ком невысказанных слов и невыраженных чувств, количество алкоголя прямо пропорционально.

К тяжелой горячительной артиллерии добавляются и другие традиционные глушители общения: телевизор или зашкаливающий музыкальный шум.

Чем меньше готовы сказать друг другу собравшиеся, тем плотнее уставлен тарелками и салатниками стол. Логика проста: рот занят едой — тут не до разговоров.

О чем рассказывает еда, а люди умалчивают

Праздничная еда — это «портал» в прошлое.

Условные курица в духовке, торт «Наполеон», селедка под шубой, салат оливье — нtчто иное, как гипнотический якорь: символы, заключающие в себе семейное и общекультурное послание.

Они в одно мгновение переносят нас в дорогие сердцу воспоминания. Ведь в их составе по большому счету нет ничего необычного и экзотического. Но тогда чем они так ценны для нас?

Когда-то во времена тотального дефицита и курица казалось роскошью. Майонез покупали заранее и хранили до Нового года. Бананы доспевали на шкафах. То, что сейчас нам кажется обыденным, повседневным, когда-то было настоящей добычей. Еда, добытая с трудом, обретает особый вес и голос.

На второй план уходит то, что между нами было и «искрило». Важно, что сейчас мы вместе

Она как будто заявляет всем собравшимся: «Мы пережили трудности и радости этого года. Мы справились. Все будет хорошо».

Торт, над которым мама колдовала сутки, так и шепчет: «Я — символ маминой любви и самоотдачи».

Икра, которую можно купить теперь в каждом магазине, выглядит как победа над дефицитарностью мышления: «Мы можем себе это позволить, мы победили свою ограниченность, вышли за рамки невозможного».

Шампанское, стреляя пробкой, окропляет гостей брызгами, словно святой водой. Обязательный новогодний салат «Оливье» как будто напоминает нам: неважно, каков у каждого из нас достаток — в этом празднике мы все равны.

И вот мы сидим за столом с теми, кто тоже «пережил этот год». На второй план уходит то, что между нами было и «искрило». Важно, что сейчас мы вместе.

Мы едим семейную символическую праздничную еду и понимаем, что в данный момент именно это нас объединяет и дает ощущение пусть временного, но благополучия. Жизнь быстротечна, а такие встречи редки. Диетам и здравому смыслу найдется место — потом, когда мы снова останемся один на один с собой.

Эв Хазина, психолог, арт-терапевт. Автор и ведущая тренинговых программ, специалист по психологии питания, тренер центра Марика Хазина, соавтор книги «Откройте форточку! Как впустить новые возможности в свою жизнь: Книга-тренинг» (2015).

Специально для читателей Psychologies эксперт в области психологии пищевого поведения и коррекции лишнего веса с опытом практической работы более 15 лет Анастасия Томилова проведет 4-недельный онлайн-курс «Питаемся осознанно: когда еда — твой друг». Вы научитесь выстраивать отношения с пищей, создадите вкусное меню, поймете, как перестать переедать и избавиться от изнуряющих диет. Программа стартует 16 января. Подробная информация и регистрация по ссылке.

Ольга Кочеткова-КореловаИсточник фотографий:Getty Images

После новогодних каникул россияне устроили банкет на помойке — МК

Настоящее новогоднее застолье для этих людей наступает в самом конце череды официальных праздничных дней. С приближением первой рабочей недели нового года они, наконец, могут позволить себе полакомиться всякими вкусностями, которые удалось раздобыть, благодаря «зачистке» придорожных помоек в окрестностях крупных городов.

Корреспондент «МК» впервые встретился с представителями столь необычного «сообщества гурманов» еще несколько лет назад. То наше рандеву было случайным, а вот нынче я наведался по уже известному адресу специально: узнать, как повлияли обострившиеся в стране кризисные проявления на «новогодний промысел» этих людей.

Сначала – картинка из недалекого прошлого.

10 января 2012-го. Кое-где на официальных и импровизированных помойках, устроенных возле крупных дачных поселков можно заметить оживление. Среди куч всякого хлама и пакетов, набитых отбросами, копошатся люди. Чаще всего это старушки, пожилые мужики в ватниках – жители соседних деревень. Оказывается, эти «охотники за удачей» ищут остатки праздничного угощения.

– Я уже который раз вот так после Рождества за запасами выхожу. С тех самых пор, как новогодние праздники сделали такими длинными.

Многие приезжают их отмечать на дачу, тащат с собой в машине массу всякого съестного, – пояснила одна из «старательниц» – Анна Петровна, встреченная мною на площадке для сбора отходов на Носовихинском шоссе неподалеку от деревни в окрестностях поселка Фрязево.

– Причем, как правило, берут с запасом, а когда приходит пора после каникул домой возвращаться, куда остатки этих продуктов девать? Не тащить же в город, особенно то, что попроще. Вот и выбрасывают еду на ближайшую помойку. А мы собираем.

Пенсионерка продемонстрировала свое «трофейное хозяйство», складированное у ближайшего сугроба: несколько сумок, а в них разнокалиберные банки, баночки, коробки, пакеты, наполненные разнообразными «пищевыми субстанциями» …

  • – Выбрасывают в основном скоропортящиеся продукты и те, которые не удобно везти: салаты, рыбные блюда…
  • По словам Анны Петровны, современные хозяйки новогодних застолий стали вести себя более «интеллигентно»: недоеденные салаты-винегреты сгребают в стеклянные банки и уже в таком виде вывозят на машинах и по пути выбрасывают на помойку. А там аборигены старательно потрошат мусорные мешки с новогодними отбросами и сортируют добычу: оливье складывают в одну тару, селедку – другую, сладкое месиво, выскобленное из мятых коробок с бывшими тортами, – в третью…
  • Как рассказала моя собеседница, по опыту прошлых лет собранного за эти послерождественские дни на придорожной свалке урожая в итоге может набраться килограммов 8-10.

– В окрестностях нашей деревни несколько крупных садовых и дачных поселков расположено. Эта еда оттуда.

– Гляжу, у вас тут в основном банки с салатами. Куда же вам столько? В холода зимние горяченького больше хочется.

– Я приспособилась из этого добра нормальный обед-ужин себе делать. Из той же селедки под шубой неплохой рыбный супчик можно сварить. Или вот, например, мой рецепт приготовления рагу. Варю 5-6 картофелин и режу кусочками.

Потом беру литровую банку, где смешаны самые разные салаты (могут быть и мясные, и рыбные). Вываливаю все это в глубокую сковороду, предварительно налив в нее немного подсолнечного масла.

Нужно тушить картошку и салатовую смесь на медленном огне в течение 20 минут, – в результате получается прекрасное горячее блюдо…

А теперь репортаж из января 2016-го. Место действия – та же придорожная деревня. Но на помойке местной безлюдно.

Неужели селяне-добытчики испугались наступивших холодов? Пришлось навестить главное действующее лицо описанной выше истории по месту жительства (хорошо, что тогда, 4 года назад я вызвался помочь старушке донести ее продуктовые трофеи до дома и таким образом узнал адрес). Анна Петровна, выглянувшая на звонок в дверь, вспомнила нашу первую встречу, так что дальнейший разговор шел безо всяких заминок.

– Собирали нынче «посленовогодний продовольственный урожай»?

– Пыталась, но, честно говоря, результаты гораздо скромнее, чем даже в прошлом году. А тут еще и мороз не дает подолгу дежурить возле свалки, ожидая приезда «благодетелей»-дачников… Сегодня ближе к сумеркам еще схожу, посмотрю, нее появились ли там какие-то новые банки-пакеты…

– То есть вы заметили, что люди теперь стали более экономно к новогодним угощениям относиться?

– Так ведь слово «кризис» у всех на слуху! Конечно, многие для новогодних праздников стали в меньших количествах разносолы всякие запасать, а почти все не съеденное на даче увозят с собой в городские квартиры.

Для выброса на помойку почти ничего не остается.

В основном мне удалось в этот раз собрать всякую «дешевку» – хлеб, сырые овощи… Но ведь для таких, как я, сельских пенсионеров и это ощутимое подспорье! Овощи я в погребе сохраню, из хлебных объедков и «недоедков» сухариков насушу…

Ну что ж, в креативности Анне Петровне и ее коллегам по промыслу не откажешь. Разве страшны столь изобретательному народу хоть какие-то кризисы?!

Хотя за державу все-таки обидно!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector